Когда Китай надавит на стоп-кран мирового роста?

Согласно данным отчета World Bank, к 2025 году Китай вместе с пятью вторыми наибольшими развивающимися экономиками (Бразилией, Индией, Индонезией, Россией и южной Кореей) будет составлять более половины мировой экономики против 1/3 ВВП на данный момент.

Когда Китай надавит на стоп-кран мирового роста?

Normal 0 false false false MicrosoftInternetExplorer4

В прошлом году Китай вытеснил Японию с ее второго места во всемирной экономике, что как бы символизирует то событие, что развивающиеся рынки все более с уверенностью преобразовываются в драйеверов мирового роста, смещая с пьедестала изжившие себя, достигшие большого предела развитые рынки (Японию, США, Англию, Европу). Увлекательный момент, это то, что развивающиеся рынки все дальше уходят от прошлого статуса сырьевых придатков – страны все более динамично инвестируют в научные разработки, машиностроение, прочие отрасли и сектор услуг, каковые ранее были хорошо оккупированы развитыми государствами.

Уже наметилась четкая тенденция, в соответствии с которой страны третьего мира становятся все более самодостаточными. Потребитель таких государств расходует все более большую часть собственного доходов на внутреннем рынке, не выходя за его пределы, что, соответственно, оттягивает значительную часть потенциальных доходов у развитых экономик.

Китай, в определенном смысле этого слова, есть самой знаковой экономикой современного века, действия которой оказывают громадное влияние на положение дел в остальном мире.

По результатам 2010 года объем китайского финсектора был в 2,39 раза больше национального ВВП, что больше прошлого рекорда практически на 100 трлн юаней.

Для сравнения, согласно данным OECD, японские банковские активы в 2008 году были на уровне $9,81 трлн (ориентировочно, в 2,27 раза больше ВВП Японии, что составлял на тот же период $4,32 трлн).

Германия, еще одна страна с объемным банковским сегментом, имела банковских активов на конец 2008 года на уровне 6,6 трлн евро и 2,48 трлн евро ВВП, наряду с этим показатель активы / ВВП оценивался на отметке 2,66. Это значение сохранялось на том же уровне и в прошлые годы.

Резкий и уверенный рост количеств финсектора КНР, что начался с 2009 года, имеет под собой, скорее, политическую, чем монетарную подоплеку. В 2009 году огромные количества кредитов были выделены не частному сектору, а китайским влияниям. ЦБ Китая, наряду с этим, не уменьшал ставки.

По факту, Банк Китая напрямую поглощал всю рыночную ликвидность через совокупность валютных интервенций на внутреннем рынке. Одновременно с этим, рыночная капитализация внутреннего фондового рынка, фактически, удвоилась годом ранее, что тогда еще являлось прямым индикатором избыточного количества капитала, циркулирующего в экономике.

Борьба китайских девелоперов с долгом

По свежим данным от MarketWatch, девелоперы строительного сектора КНР имели прирост долговых обязательств на уровне, мало много, 41% по результатам 2010 года (заканчивается в марте) против значения прошлых 12 месяцев.

Цена непроданных домов выросла на 40, 2% до 903,5 млрд юаней, согласно данным отчета Xinhua. Средняя прибыль по сектору упала на 4,9% до отметки 54,65 млрд юаней.

Китайское правительство пробовало остудить рынок недвижимости. Попытки правительства усугубили обстановку – девелоперам стало существенно сложнее реализовывать дома.

Переменчивый рост китайской экономики

По словам университетского профессора и известного экономиста Михаэля Петти, в китайской экономике присутствует большой дисбаланс без видимых тенденций к перемене обстановки. Вся неприятность, согласно точки зрения Петти, содержится в несостоятельности китайской экономической модели. Как следствие, имеет место оттекание инвестиций и на ближайшую возможность – сокращение темпов роста поизводства.

По словам старшего советника и китайского экономиста влиятельной китайской организации, Комиссии по реформам и национальному развитию NDRC, Жу Байлианга, китайское правительство в целях сохранения привлекательной инвестиционной среды не должно ужесточать финансово-кредитную политику, но должно ослабить давление на потребительский рынок и рынок недвижимости. Нужно заявить, что представители китайских регулирующих организаций очень редко высказываются, как говорится, против главного правительственного тренда, что в этом случае с уверенностью символизирует крайнюю степень болезненности неприятности.

На данный момент в бизнес-кругах Китая присутствует много оппозиционно настроенных деятелей, в особенности в среде банковских заемщиков, каковые выступают против поднятия ставок, кроме того с учетом того, что не в номинальном, а в настоящем измерении, ставки не выросли, а, наоборот, просели. Это и неудивительно, потому что у заемщиков на балансе громадные долги, и заемщики собираются занять еще больше до конца этого года и в следующем году. Цена вопроса – проценты по банковским кредитам.

Бизнесу нужно больше послаблений, дабы данный бизнес имел возможность нормально функционировать и расти.

Само собой разумеется, запрещено с громадной долей уверенности утверждать, что негативная оценка политизированного экономиста Жу Байланга (возможности усиления финансово-кредитной политики) символизирует наличие ожесточенных дебатов на эту тему на самой вершине правительства КНР. Корень зла тут в том, что, как оно в большинстве случаев и не редкость, текущее положение дел играется кому-то на руку. В частности, муниципальные заёмщики и экспортный сектор имеют прямую пользу от экономического дисбаланса, в частности от текущего валютного курса и текущих ставок.

Согласно точки зрения последовательности экономистов, современная экономическая модель КНР, основанная на стимулировании высоколиквидных инвестиций, уже давно изжила себя и сейчас не есть причиной, создающим благосостояние страны, но, есть событием, которое ведет к неконтролируемому росту долговых обязательств. С этим мнением, само собой разумеется, возможно не дать согласие, но нельзя не дать согласие с тем, что гиперрастущие банковские активы являются угрозой для китайской экономики.

Будущий стопор роста

Китай не просто замедлит собственный рост обозримой перспективе. Китай значительно замедлит собственный рост, и, без сомнений, производители сырья, такие как Австралия либо Канада, примут данный удар на себя. А вот США, Европа и япония, наоборот, будут иметь прямую пользу от падающих стоимости одного бареля нефти и иное топливо.

Однако, глобальная торговля замедлится, а, значит, и глобальный экономический рост также сбавит собственные обороты вместе с ростом и глобальным ростом занятости корпоративных доходов.

Самый вопрос на сегодня – как изменится расстановка сил в китайских политических кругах в следующем году и что случится с мировым рынком до момента смены политических фаворитов в Китае. Возможно высказать предположение, что главным драйвером для рынка станет заметное падение мировых сырьевых стоимостей, по окончании чего машинально запуститься цикл необратимых экономических событий, с последствиями которых нужно будет иметь дело, как Китаю, так и всему остальному миру.

Ниже представлены графики по экономическим показателям. Картина печальная. Практически все показатели демонстрируют замедление.

Сергей Вавилов, ФинансГуру

Увлекательные записи

Мы подобрали для вас релевантные статьи:

Здравоохранение


Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.