Кто выигрывает на срочном рынке?

Срочный рынок — это громадный денежный тотализатор, что в далеком прошлом пора закрыть!

В этом материале мы желаем оценить роль срочного рынка как элемента денежной совокупности. Разобраться откуда в том месте берутся деньги, кто их побеждает, а кто проигрывает.

Так оказалось, что собственный путь в мире инвестиций в 1995 году мы начали как раз со срочного рынка (задолго до основания УК «Арсагера»). Пара лет мы настойчиво занимались изучением разных стратегий работы с деривативами. Мы опробовали все инструменты того времени: договора на американский доллар, ставку по ГКО-ОФЗ, индекс РТС. Тогда еще не было электронных торгов, а трейдеры в биржевой "яме" поднимали карточки. Это совсем различные ощущения.

Одно дело надавить кнопку на компьютере и заключить сделку с кем-то обезличенным. Совсем другое дело наблюдать в глаза агенту, что уверен, что совершает хорошую сделку.

Нам кроме того удалось добиться определенных удач – мы ушли «в плюсе», получив за все время около 40% процентов. За несколько лет — это забавная доходность. В те времена такую доходность возможно было взять на национальных облигациях а также на депозите в банке.

Но на данный момент при наличии знаний (осознавая физический суть явлений, происходящих на срочном рынке) результат не думается забавным. Выйти «в плюс» на срочном рынке по окончании пары лет торговли – это уже само по себе достижение.

С того времени прошло более 10 лет. Мы пристально смотрели за развитием срочного рынка, но еще тогда у нас закрадывалось подозрение, что срочный рынок — это "какая-то разводка". До 2007 года Гражданский кодекс определял сделки на срочном рынке (фьючерсы, опционы) как сделки типа «пари» и приравнивал их к ставкам в букмекерских конторах, другими словами по всем спорам, связанным с деривативами не предусматривалась судебная защита. Было время, в то время, когда мы относились к этому как к отсутствия компетенции законодательной власти в вопросах денежного рынка.

По окончании внесения поправок в 1062 статью ГК Российской Федерации сделки на срочном рынке, каковые были заключены на бирже, подлежат судебной защите и не приравниваются к сделкам пари.

Но, не обращая внимания на это, мы готовы сделать провокационное заявление:

Срочный рынок – это громадный денежный тотализатор, что в далеком прошлом пора закрыть!

есть ли хеджирование фундаментальным смыслом существования срочного рынка?

Многие приверженцы срочного рынка признают, что в том месте большое количество игроков. Но в то время, когда речь идет о фундаментальном смысле существования срочного рынка, все говорят о хеджировании. Для обоснования отечественного храброго утверждения мы начнем с того, что лишим срочный рынок данной «фундаментальной» базы.

Возможно обрисовать два типа хеджеров на срочном рынке:

  • Хеджеры первого типа (хеджеры 1) берут настоящий актив – реализовывают фьючерс.
  • Хеджеры второго типа (хеджеры 2) реализовывают настоящий актив – берут фьючерс.

Составим матрицу участников срочного рынка – у нас возможно четыре типа обстановок.

Хеджеры 1

Хеджеры 2

Игроки

Хеджеры 1

Обстановка 1

Обстановка 2

Хеджеры 2

Обстановка 1

Обстановка 3

Игроки

Обстановка 2

Обстановка 3

Обстановка 4

Обстановка 1. Сделка между Хеджером 1 и Хеджером 2 ведет к следующему результату:

  • Хеджер 1 вкладывает деньги под «фиксированную» доходность.
  • Хеджер 2 взял в распоряжение деньги под «фиксированный» процент.

Вопрос: для чего это делать таким замысловатым методом? Под фиксированную доходность деньги возможно положить в банк, взять их под фиксированный процент возможно в том месте же — в кредитном отделе. Причем банк обеспечит настоящую фиксированную ставку, как по кредиту, так и по депозиту.

В обеих схемах применяющих срочный рынок на самом деле ставка нефиксированная. У Хеджера 1 она может уменьшиться, а у Хеджера 2 увеличиться благодаря «margin call» при негативном перемещении на срочном рынке. Добавьте ко мне еще несовершенство налогообложения – прибыли/убытки по настоящему активу не «схлапываются» с убытками и прибылями по фьючерсам.

Кто-то сообщит в защиту позиции Хеджера 1 – на срочном рынке доходность то выше! Во-первых, далеко не факт что выше. Во-вторых, за нее он сполна заплатит повышенными рисками срочного рынка.

В защиту «второго» возможно второй довод – банк не дает кредит! Но «второй» может собственный настоящий актив и по большому счету не платить проценты за вырученные деньги.

Обстановка 2. Хеджер 1 совершает сделку с Игроком. В долговременной возможности доходность, которую приносит настоящий актив выше, чем доходность захеджированных позиций. Доходность фондового рынка выше, чем доходность инструментов с фиксированной доходностью.

Итоговый итог Хеджера 1 на срочном рынке будет отрицательным и будет компенсироваться за счет доходов на настоящем рынке. Вторыми словами – деньги, каковые Хеджеры 1 будут получать на настоящем активе, легко частично будут питать срочный рынок. Для чего такое хеджирование?

Не лучше ли оставлять эти деньги себе?

Обстановка 3. Вряд ли Хеджеру 2 удастся всегда облегчать себе долговую нагрузку за счет игроков и перекладывать на них уплату процентов за пользование деньгами. А платить повышенный процент за полученные деньги – это их срочному рынку. Тяжело назвать это рациональным поведением.

Получается хеджеры – это необычные люди. Если они что-то побеждают на срочном рынке, то в обязательном порядке проигрывают эти деньги на настоящем рынке, лишь еще платят рабочую группу организаторам торговли. Если они проигрывают, то покрывают это за счет денег взятых на фондовом либо товарном рынке.

Мы не осветили тут тему опционов как инструмента хеджирования. Эта тема заслуживает отдельного материала.

Возможно утверждать, что хеджирование — это неэффективный метод страхования рисков. Для товарных рынков значительно более действенным механизмом есть ценовое регулирование на национальном либо межгосударственном уровне. К примеру, ОПЕК – для рынка нефти либо гос.закупки для рынка зерна.

В крайнем случае, подойдет механизм хорошего страхования, основанного на законе солидных чисел. Практическим подтверждением этого вывода есть весьма мелкий процент сделок с деривативами на настоящие активы (товары, акции) в общем количестве открытых позиций на срочном рынке.

Для фондового рынка, где имеется облигации и акции, хеджирование — это нелепость. Если ты покупаешь ценные бумаги – для чего ограничивать их доходность хеджированием. В случае если необходимо снизить риски портфеля, возможно в него облигации.

И вот, наконец, мы добрались до сути срочного рынка:

Обстановка 4. Это именно то, для чего существует срочный рынок. Люди спорят между собой по поводу стоимостей различных активов, проигрывая деньги, заработанные своим трудом, полученные в наследство либо вырученные от продажи настоящих активов (к примеру, квартиры). Быть может, таким методом они удовлетворяют собственную потребность играться.

Получается единственная нужная функция срочного рынка – удовлетворять игровую потребность людей.

Тогда в полной мере логично приравнивать срочный рынок к казино, букмекерским тотализаторам и конторам. Мы все просматривали книги либо наблюдали фильмы о злоупотреблениях букмекеров. В случае если количество ставок на то либо иное состязание через чур высок, появляется естественный соблазн: сыграть против толпы, организовав необходимый финал состязания.

Но для букмекерской конторы – это уголовное правонарушение.

Что-то похожее возможно на срочном рынке. Количество любого настоящего рынка ограничен. В природе существует конечное (ограниченное) количество акций любой (кроме того самой громадной) компании, конечное количество нефти, зерна, золота.

Это смогут быть большие рынки, но их количество все равно ограничен. Количество ставок (споров) на то, что нефть будет стоить 100$ за баррель, ни кем не исчерпывается.

Допустим, Вася с Петей поспорили, что нефть через год будет стоить 100$ и поставили на это по 1000$. Это ничтожная сумма если сравнивать с количеством рынка нефти. А вдруг Вася с Петей поставили на это не 1000$, а скажем 1012 – это уже сопоставимо с количеством рынка нефти.

Тут кто-то из них может попытаться организовать необходимый итог. Особенно в случае если Вася спорит не с Петей, что при чего сможет этому противодействовать, а с огромным числом мелких «Петь», каковые ничем ему ответить не смогут, да и по большому счету «не в курсе». В случае если в букмекерском бизнесе, в большинстве случаев, весьма не легко распознать и доказать договорные матчи, то в денежной сфере доказать манипуляции еще сложнее.

Мы сами сталкивались с подобными обстановками еще в 90-е годы. Тогда Петербургская Фьючерсная Биржа «сливала» данные об открытых позициях одному из наибольших брокеров – Брокеру №15 (был таковой легендарный персонаж – кто тогда трудился, прекрасно его знают). На базе данной информации он так манипулировал стоимостями, что это приводило к принудительному закрытию позиций огромной массы небольших игроков из-за маржинальных требований. Лишь в один раз ему не хватило денег и времени до истечения договора, дабы противостоять всему рынку. Это стало причиной полному обнулению его счета. Бирже было нужно пойти на беспрецедентный ход – закрыть досрочно договор.

Причем расчетная цена договора отличалась от спота более чем на 20%. В противном случае биржа просто не могла выполнить обязательства перед агентами Брокера №15.

Наличие больших игроков на рынке деривативов подтверждается данными об количестве открытых позиций наибольших американских банков к общему объему открытых позиций.

Наряду с этим количество активов банков обычно в разы меньше, чем количество контрактов по деривативам.

Для срочного рынка согласно нашей точке зрения прекрасно подходит такая аналогия: стадо «овец» и пара «пастухов» (либо «кукловодов» в терминологии современного рынка), каковые это стадо систематично стригут и рекрутируют новых – вместо остриженных догола. В принципе, нет ничего ужасного в том, что «овцы» и хеджеры теряют деньги. Мир не честен и с этим ничего не сделаешь.

В итоге, это их личная инициатива.

Но беда в том, что срочный рынок влияет на настоящие рынки: товарный и фондовый. К нестабильности, которая и без того в избытке присутствует на этих рынках, добавляется нестабильность, которую привносит срочный рынок. Вот главная причина, по которой в далеком прошлом пора закрыть срочный рынок.

На фондовом рынке увеличение капитализации компаний – это естественный процесс: бизнес трудится, приносит людям пользу, получает прибыль, формирует цена для акционеров. Ежедневная работа фирм – это источник повышения благосостояния их обладателей.

На срочном рынке нет настоящего актива, что системно трудится на повышение благосостояния держателей контрактов. Деньги на срочный рынок приносят «овцы» и хеджеры, а забирают «организаторы» и пастухи торговли (биржа, расчетная палата, брокеры и т.п).

Выводы:

  1. Системно получают на срочном рынке инсайдеры и организаторы торговли. Выигрыш любого другого участника — это случайное событие, которое легко возможно «исправить».
  2. Срочный рынок не есть рынком настоящих активов, не формирует цена и питается деньгами участников.
  3. Срочный рынок усиливает волатильность настоящих рынков и несет угрозу стабильности денежной совокупности.

[1] http://www.occ.gov/topics/capital-markets/financial-markets/trading/derivatives/dq411.pdf

УК "Арсагера"

Занимательные записи

Мы подобрали для вас релевантные статьи:

Чрезвычайная обстановка (2012)


Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.