Старушка на миллион

Mootch

Одинокая германская пенсионерка, следуя несложным твёрдым правилам, неуклонно движется к собственной цели — сделать миллион евро на фондовой бирже.

Ингеборга Моотц — практически обычная германская пенсионерка. Ей 83 года, живет она в маленьком городе Гисене, в маленькой квартире, обставленной старомодной мебелью.

В холодильнике у нее стоит сок из тёмной смородины, а на стенах висят пожелтевшие фотографии погибших либо разъехавшихся родственников. Совершенный портрет среднестатистической немки ее возраста, если бы не одно «но». Госпожа Моотц — один из самых успешных частных биржевых спекулянтов Германии.

За восемь лет одинокая пенсионерка сумела получить на бирже 500 тысяч евро и не планирует останавливаться на достигнутом. Сейчас она очень популярна в Германии, не смотря на то, что, само собой разумеется, не так, как легендарный инвестор Уоррен Баффет в Соединенных Штатах. Она написала книгу, просматривает лекции, раздает интервью и учит пенсионеров, как зарабатывать деньги на фондовом рынке.

Обозреватель «Специалиста» встретился с металлической фрау германской экономики, дабы определить секреты ее успеха.

История успеха

— Госпожа Моотц, с чего все началось, как вы пришли к мысли играть на бирже?

— Понимаете, это все будущее, от которой не уйдешь. Семьдесят пять лет собственной жизни я жила весьма бедно. Я росла в бедной семье, где было большое количество детей и мало денег. Позже я вышла замуж и стала домохозяйкой. И у меня снова не было денег. Другими словами деньги в семье были, но мой супруг мне их просто не давал.

Мне приходилось выпрашивать у него каждую марку. В случае если я просила у него пять марок на какие-то приобретения, он давал мне две и прибавлял: «На большее не рассчитывай». В то время, когда я пробовала пойти трудиться, супруг сказал мне: «Ты же дура, ты ни при каких обстоятельствах не сможешь получать деньги».

в один раз я не вытерпела и сообщила ему: «Если ты думаешь, что я не может трудиться, то я буду играть на бирже!». Мне думается, он без шуток обдумывал эту мою фразу, по причине того, что, в то время, когда через полгода он погиб, я поняла, что незадолго до смерти он приобрел тысячу акций концерна VEBA. Они стоили около соpока тысяч марок.

Это и был мой стартовый капитал. Я сделала вывод, что это легко символ судьбы: я желала играть на бирже — и вот в мои руки упала тысяча акций. Я сообщила себе: из данной тысячи акций ты обязана сделать миллион.

Никаких колебаний у меня не было. Я просто не забыла обиду бы себе, если бы не воспользовалась этим шансом! Да и выбора особенного у меня не было.

В одночасье я стала бедной вдовой. Вправду бедной. Моя пенсия была легко маленькой — в пересчете на евро меньше тысячи в месяц.

Я легко должна была отыскать метод выжить!

— И данный метод был очень успешным?

Более чем! За 1997 год мое состояние выросло на сто процентов, за 1998 год — уже на сто тpидцать процентов! А ведь это был год денежных кризисов в мире. Сейчас, через восемь лет, у меня в кармане полмиллиона евро. Три года назад моя племянница дала мне в управление собственные накопления, и я получила ей сто тысяч, на каковые она приобрела дом.

Это первенствовал дом в Гисене, за что было заплачено сто тысяч наличными. В то время, когда мы заключали сделку, у нотариуса было весьма озадаченное лицо!

В общем, я больше не бедная вдова, я не должна жить на мизерную пенсию. На повседневные затраты мне в полной мере достаточно дивидендов. Я могу ездить по миру и больше не волнуюсь, что мне нечем будет платить за отопление.

А собственный полумиллионное состояние я умножаю .

— Как вам удалось за восемь лет перевоплотить соpок тысяч евро в полмиллиона? Без особого образования, без опыта игры на бирже? К тому же и в очень преклонном возрасте?

— В действительности все достаточно легко. Все мое состояние сделано на единственном несложном трюке. Я не вкладываю деньги ни в инвестиционные фонды, ни в банковские накопительные программы. Я просто покупаю ценные бумаги и реализовываю их.

Унаследованные от мужа акции VEBA я реализовала через год — со стопроцентной прибылью. На вырученные деньги приобрела банковских акций IKB и Commerzbank. Дождалась, пока они вырастут, и реализовала опять — на такое способна кроме того вечная домохозяйка наподобие меня, не так ли? Я покупаю ценные бумаги по низкому курсу и через год-полтора реализовываю по высокому. Затем беру другие акции.

Все весьма легко.

Пара нужных советов

— Я бы так не сообщил. Другими словами, само собой разумеется, приобрести дешево и реализовать дорого — вправду, звучит легко. Но как отыскать акции, каковые точно встанут в цене?

— И это также легко! Смотрите сами, вот моя схема. Я ее ни от кого не скрываю.

Я покупаю ценные бумаги по примитивному, но весьма твёрдому методу.

Во-первых, я четко очерчиваю круг компаний, с которыми возможно иметь дело: лишь те, чьи акции формируют биржевой индекс DAX-30 либо, крайне редко, M-DAX. Другими словами в круг моих заинтересованностей попадают лишь акции самых капитализированных компаний Германии. Из них я вычленяю те, что просуществовали сто и больше лет, соответственно, точно простоят и в ближайщее время. Помимо этого, я вкладываю деньги в новые дочерние фирмы этих больших компаний.

Все новые дочерние компании страхуются от рисков, соответственно, в случае если появятся какие-то неприятности, страховая компания покроет затраты. Итак, мое первое правило: я беру лишь акции компаний с солидной историей.

Во-вторых, я беру лишь банковские акции. Имеете возможность смеяться, но это мое личное предпочтение. Каприз старухи . Но, и он легко разъясняется: банки имеют на квитанциях большие суммы.

Их доходы от предоставления одолжений по обслуживанию квитанций растут с каждым годом. Эти доходы разрешают банкам не только выплачивать своим клиентам тpи-шесть пpоцентов годовых по вкладам, но и платить акционерам хорошие барыши. Банки не так во многом зависят от предложения и колебаний спроса, да и с момента введения евро им стало куда несложнее трудиться. взглянуть: в 2001 году в Германии выплатили миллиаpд восемьсот миллионов евро по платежам по наследству. Что делают наследники с этими упавшими на них деньгами? Очевидно, часть они сходу тратят.

Но то, что они не израсходовали сходу, относят в банки. В банках их убеждают завести сберегательный счет, поучаствовать в накопительной программе и без того потом. Другими словами предлагают целый данный денежный хлам с гарантированными тремя-семью процентами годовых. В лучшем случае клиентов убеждают дать деньги в инвестиционный фонд, где они смогут легко провалиться сквозь землю. Как раз исходя из этого я покупаю ценные бумаги банков.

У них ни при каких обстоятельствах не бывает неприятностей с притоком наличности, они справятся с любыми проблемами.

— Превосходно, с полем деятельности мы определились. Что дальше?

— Дальше еще легче. Я открываю газету и наблюдаю биржевую сводку. Кстати, у меня нет компьютера, все данные я приобретаю лишь из газет. В биржевой сводке меня интересуют три цифры: какое количество стоят акции данной компании сейчас и какова была их большая и минимальная цена за последний год.

В случае если нынешняя курс акций близка к минимуму, это значит, что у компании значительные трудности. Но потому, что эта компания имеет вековую историю, возможно быть уверенным, что через год-второй она из этих трудностей выберется, и акции опять встанут в цене. Дабы убедиться, что сразу после приобретения цена не упадет еще ниже, контролирую, каков был минимум падения за последние пять лет.

Затем вычитаю из большой цены акций минимальную, и вот у меня прогноз моих доходов на ближайший год.

Очевидно, эти прогнозы ни при каких обстоятельствах полностью не сбываются, но неспециализированное представление о ситуации они дают. По окончании для того чтобы предварительного анализа я начинаю наблюдать дальше: а какие конкретно барыши платят по этим акциям? В случае если компания платит мелкие барыши, я отказываюсь от приобретения. Для больших инвесторов, для хеджевых фондов, для миллионеров это, может, и не играет роли, но я — пожилая одинокая дама, мне нужно на что-то жить. Исходя из этого для меня барыши крайне важны.

Наконец, я изучаю состав акционеров компании и в случае если вижу, что большая часть акций в собственности паре больших акционеров, то это также нехороший символ. Это указывает, что, вероятнее, выплаты по барышам будут весьма мелкими: у больших акционеров нет стимула делиться прибылью с небольшими вкладчиками.

— Все равно это звучит через чур легко.

— Да это и имеется легко! Понимаете, я иногда принимаю себя, как библейского Давида. Я — пожилая не сильный дама. И я одна борюсь с данной огромной биржевой совокупностью, с этим Голиафом. И делаю это самым несложным оружием, как делал и Давид.

Я на своем опыте убедилась, что у биржевого Голиафа имеется не сильный место -циклические колебания курса акций больших компаний. На данной слабости я получила пятьсот тысяч евро, либо миллион марок. на данный момент моя цель кроме того не получить еще больше денег, я уже получила их достаточно.

Моя цель — поведать всем немцам, как возможно победить этого Голиафа и обеспечить себе денежную свободу.

Деньги правят миром и это, к сожалению, факт. Миллионы немцев сидят в опостылевших конторах с восьми до шести для нескольких тысяч евро в месяц, экономят на всем, чем лишь возможно. Все они сохраняют надежду, что когда-нибудь разбогатеют, а достаток лежит в одном шаге от них! Неприятность в том, что немцы совсем неграмотны в денежном замысле.  В то время, когда человек приходит в банк, в управляющую компанию, он сохраняет надежду, что ему окажут помощь приумножить его деньги. Само собой разумеется, в том месте ему говорят о том, что лучшие вложения — это долговременные вложения.

Эту же ерунду ему говорят экономисты с экранов телевизоров. Дайте нам ваши деньги в управление на десять, двадцать, тридцать лет — и мы сделаем вас богатым!

Как бы не так! Сотрудник управляющей компании — простой подневольный работник. Он будет предлагать клиенту не то, что вправду приносит деньги, в противном случае, что выгодно его компании. Очевидно, клиент будет получать какие-то доходы, но это легко мизерные суммы если сравнивать с тем, что вправду возможно получить на бирже.

Помимо этого, клиенту нужно будет платить единовременный взнос за открытие инвестиционного портфеля, а по окончании продажи пая — еще и подоходный налог. Клиент может по большому счету понести убытки, и никто не ответит за это! я точно знаю, что поддержание немцев в этом неграмотном состоянии — это совсем осознанная позиция банков и инвестиционных фондов, а в конечном счете и страны.

Очевидно, им совсем не хочется, дабы простые немцы наподобие меня становились миллионерами. На что будут жить инвестиционные фонды? На что будут жить лотереи, каковые каждую семь дней получают миллионы евро на эксплуатации жажды немцев разбогатеть?

Как раз вследствие того что я желаю поменять эту обстановку, я и не скрываю собственных способов игры на бирже. Я написала книгу о том, как я получила деньги. Я даю практические советы всем желающим: просматриваю лекции в женском клубе, даю интервью журналистам, отвечаю на письма. Мне приходит масса писем, по большей части от пожилых дам, каковые услышали обо мне по радио либо прочли в газете и наконец поверили в собственные силы.

Все они задают вопросы, с чего им начать и каких неточностей нужно избегать.

— И что вы им отвечаете? Помимо этого, что на данный момент мне поведали?

— Всем начинающим игрокам я даю пара практических советов.

Совет первый: начинающий игрок обязан осознавать, каких целей он желает достигнуть. То, что говорится в книжках по бизнесу: стратегическая цель, тактические цели и без того потом. Я постоянно рекомендую затевать с малого: приобрести, руководствуясь моей методикой, акций на тысячу евро и поставить себе цель через определенное время стать обладателем тысячи акций компаний, входящих в индекс DAX.

Так сообщить, набить руку. Это первая и самая основная цель на начальной стадии. По причине того, что, когда у вас появляется тысяча акций любой из этих компаний, количество барышов, каковые вы приобретаете, уже велик, а для малообеспеченных людей неизменно принципиально важно иметь хоть небольшой, но стабильный дополнительный источник дохода. Потому, что все мы — люди небогатые, нам принципиально важно иметь возможность не думать о самых нужных тратах, и исходя из этого барыши для нас крайне важны. Помимо этого, тысяча — это такое хорошее волшебное число. Игрок обязан чувствовать, что ему везет.

А вдруг у тебя в собственности внезапно оказывается тысяча акций большой компании с вековым именем, это придает веры в собственные силы.

Второй совет, что я даю: имейте терпение, но могите своевременно выпрыгнуть из поезда. Держите акции не меньше года, но и не больше двух лет — за это время бумаги большой глубокоуважаемой компании точно подрастут, но вы не успеете привязаться к ним, что точно привело бы к денежным утратам.

Третий совет: вы не должны относиться к деньгам, каковые положили в акции, как к заначке на тёмный сутки, как к средствам, каковые вы имеете возможность при необходимости разрешить войти на собственные потребительские потребности. Отложено так отложено. Давайте им расти, помогайте им, направляйте их, но не выводите их из процесса роста. Страсть к потреблению — это одна из основных опасностей для биржевого игрока.

Да, вы имеете возможность выйти из игры через год-второй и приобрести на заработанные деньги машину. Это уж совершенно верно куда лучше, чем брать потребительский кредит. Но что дальше? Опять вычислять любой евро? А если вы наберетесь терпения и разрешите деньгам расти еще два-три года, вы сможете стать миллионером в буквальном смысле слова — и у вас уже не будет никаких денежных неприятностей.

Я постоянно говорю тем, кто задаёт вопросы моего совета: тратить возможно лишь барыши.

Без спешки

— Затевать с малого, мочь ожидать и не увлекаться потреблением — звучит весьма по-германски.

—  К сожалению, уже нет. Современные немцы в далеком прошлом лишились этих германских качеств и превратились в легкомысленных потребителей, каковые лишь и делают, что идут на предлогу у рекламы, берут кредиты и берут массу ненужных вещей. И очевидно, не смогут расплатиться с долгами. Я не устаю повторять: откажитесь от тщетного сиюминутного потребления.

Поставьте себе цель — получить миллион. И нормально, без спешки и без хаотических перемещений идите к ней. Как раз исходя из этого мой следующий практический совет начинающим таков: прекратите думать о собственных акциях в категории их стоимости.

Думайте о них лишь в категории количества акций.

Если вы купите акции и начнете ежедневно смотреть за котировками, то сойдете с ума. Сейчас какой-нибудь хедж-фонд приобрел большой пакет акций, и цена взлетает на десять пpоцентов. А через несколько дней, для получения прибыли, фонд реализовывает их — и цена опять падает. Для хеджевого фонда совершить приобретение на тридцать-сорок миллионов евро — все равно что приобрести орешков. Но мелкий акционер, обладающий тысячей-второй акций, ни при каких обстоятельствах не сможет сделать деньги на таких колебаниях.

Он лишь запутается, подорвет собственный здоровье и утратит кроме того те деньги, каковые у него были. Исходя из этого единственный трудящийся вариант для нас, мелких акционеров, — разглядывать собственный состояние как количество акций и ставить себе цель ежегодно удваивать это количество. Мой практический совет начинающим таков: прекратите думать о собственных акциях в категории их стоимости.

Думайте о них лишь в категории количества.

-Честно говоря, это выглядит пара наивно. Какая отличие, сколько у человека на руках акций, в случае если, допустим, их цена упадет многократно?

— Само собой разумеется, как правило так оно и имеется. Вы имеете возможность приобрести акции какой-нибудь компании кроме того по минимальной цене, но они ни при каких обстоятельствах не встанут до прошлого большого уровня, и вы так и останетесь ни с чем. Но я уже растолковала, что по моей методике нужно брать лишь акции больших, проверенных годами компаний.

Причем брать тогда, в то время, когда они приблизились к минимальной за прошедшие годы отметке, соответственно, в первых рядах у них лишь рост, нужно только подождать.

Количество же акций принципиально важно в моей совокупности вследствие того что я советую брать лишь те, по которым платят хорошие барыши. Смотрите сами: в среднем по акции большого германского банка наподобие Commerzbank платится двадцать пять-тpидцать евроцентов. Отдельные банки, к примеру тот же IKB, платят весьма щедрые барыши, до восьмидесяти евроцентов, но это скорее исключение. В любом случае, если у вас тысяча акций того же Commerzbank, это указывает всего двести пятьдесят-тpиста евро барышов. Но в случае если их уже две-три тысячи, то барыши составляют тысячу евро и больше — для любой германской пенсионерки это весьма хорошая прибавка к пенсии.

А с каждым новым удвоением числа акций эта сумма возрастает. Более того, в случае если акция принадлежат вам больше года, а объем барышов не превышает двух с половиной тысяч евро, то, по германскому законодательству, вы освобождаетесь от уплаты подоходного налога. Так что именно барыши разрешают мне нормально ожидать, пока цена акций достигнет максимума, и не вздрагивать при каждом известии о краткосрочном колебании направлений.

— И что, ваша методика ни разу не давала сбоев?

— Только в один раз. Во второй половине 90-ых годов двадцатого века я приобрела ценные бумаги банка Bankgesellschaft Berlin. Тогда я считала, что, раз в правление этого банка входят ведущие политики, он должен быть надежным. Но все выяснилось в противном случае: все это время банк практически себе в убыток спонсировал Христианско-демократический альянс.

Не забывайте скандал с канцлером Колем? Так вот, в то время, когда скандал выплыл наружу, акции упали еще больше, и мне было нужно реализовывать их с убытками. Я утратила на этом десять тысяч марок. С того времени я ни при каких обстоятельствах не доверяю политикам и продаю ценные бумаги лишь тех компаний, в рекомендациях директоров которых нет партийных функционеров.

Но, эта история не весьма повредила моему состоянию. Именно тогда же очень сильно выросли акции Commerzbank, и я закончила год с прибылью.

— И ни при каких обстоятельствах не было страха утратить деньги?

— Ни при каких обстоятельствах. Я просто не зациклена на деньгах. Я уже сказала: я обладаю не деньгами, а акциями. Их утратить я не опасаюсь. Каждые год-полтора я реализовываю их и беру новые — в большинстве случаев, благодаря отличию направлений, вдвое большее количество. Как видите, моя схема меня ни разу не подводила.

Основное — не поддаваться панике при кратковременных колебаниях курса, не гнаться за избыточной прибылью, отказаться от потребительской горячки и спокойно идти к собственному миллиону. Кстати, собственной цели в миллион марок я уже имела возможность достигнуть — если бы не ввели евро. Так что сейчас у меня новая цель, и я именно стою на половине пути к ней.

По-моему, это символ судьбы: никто не должен останавливаться на достигнутом.

Франкфурт

Источник…

Увлекательные записи

Мы подобрали для вас релевантные статьи:

Рекомендуем акции ММК, НЛМК и Северстали лишь для спекулятивных приобретений


Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.