Вопрос на триллионы: Если экономика растет, почему компании не инвестируют, а копят?

На балансах американских корпораций (не считая банков) скопилось $2 трлн. Это около 7% от всех активов. Большой уровень с 1963 года. Об этом мы писали еще в марте.

Не смотря на то, что это ничто, если сравнивать с той наличностью, что скопилась на балансах корпораций Японии. На конец 3-го квартала 2010 года согласно данным Банка Японии у японских нефинансовых компаний было $2,5 трлн. Эта цифра думается непомерной, в случае если отыскать в памяти, что ВВП страны, только вдвое больше данной цифры.

Согласно точки зрения таких экономистов как Пол Кругман (нобелевский лауреат, самый популярный экономист в американской блогосфере), мировая экономика попала в «ловушку ликвидности». Normal 0 false false false MicrosoftInternetExplorer4

Это что может значить? Данное понятие было в первый раз введено великим экономистом Джоном Мейнардом Кейнсом. Сущность его в том, что в условиях отрицательной ставки экономические агенты стремятся не инвестировать, а накапливать наличность. Данный случай имел место в Японии последние 20 лет. Как раз в 90-е японские корпорации начали накапливать на балансах рекордное количество наличности.

Довольно США взоры расходятся, имеется ли в данной экономике случай «ловушки ликвидности».

Вопрос сверхсложный, но большая часть экономистов склоняются к тому, что до тех пор пока рано сказать утвердительно. Как пишет The Wall-Street Journal, 5 наибольших американских компаний по количествам кэша: Микрософт, Cisco Systems, Гугл, Apple and Johnson & Johnson, среди которых 4 технологических гиганта, за три последних месяца накопили $15 млрд наличности. Один Микрософт за квартал накопил $9 млрд, по $100 млн в сутки.

500 наибольших компаний США имеют наличных активов на сумму $960 млрд.

Нужно подчернуть, что многие компании, имеющие рекордный кэш, часть прибыли приобретают от зарубежных подразделений и не желают возвращать его на родину, т.к. им нужно будет заплатить налог 35%. Но все равно, огромная часть наличности доступна для инвестирования в Соединенных Штатах, но этого не происходит.

Более того. Выплаты барышов упали до 28,9% от прибыли, самого низкого показателя с 1936 года. Количество денег на балансе растет стремительнее, чем они расходуются либо направляются на барыши. Не смотря на то, что акционеры имели возможность бы грамотно распорядиться этими деньгами сами.

Как отмечает Даниэль Пэрис из Федерального Стратегического фонд барышов, рост наличных активов не всегда подразумевает рост инвестиционной активности. Бэнджамин Грэм, преподаватель Уоррена Баффета еще пара десятилетий назад отмечал, что интересы больших компаний не совпадают с заинтересованностями акционеров.

Особенно это характерно для больших компаний, каковые не уверены в росте развитии бизнеса и своей стоимости. Для софтверного гиганта Микрософт, что неспешно преобразовывается в всегда догоняющего, это очень актуально. На прошлой неделе в новостных лентах показались заметки о том, что в первый раз за 15 лет IBM догнала Микрософт по капитализации.

Еще недавно отличие доходила до 100% не в пользу самой ветхой компании сектора высоких разработок IBM. Компания Гейтса стала главным IT-разочарованием десятилетия для инвесторов. Еще сравнительно не так давно она была номером 1 в мире по цене.

на данный момент она чуть входит в 5-ку в Соединенных Штатах.

Rank

Company

Market cap

(billion)

1

Exxon Mobil

$397.4

2

Apple

$309.2

3

General Electric

$205.6

4

IBM

$203.8

5

Микрософт

$203.7

Кроме неуверенности в росте бизнеса (на первое место выходят вопросы ликвидности, а не привлекательности акций), компании аккумулирую кэш для будущих поглощений либо выкупа собственных акций. В этом смысле компании США начали «шевелиться». Пример поглощения все той же Микрософт компании Skype практически за $9 млрд заслуживает внимание.

Но все же до тех пор пока топ-менеджмент бизнес монстров не видит адекватного количества объектов для инвестирования.

Грэм предлагает 3 пути решения проблемы:

1) В случае если вложения наличных денег корпорациями не являются удовлетворительными (в то время, когда ставки низки), инвесторы должны иметь право взять повышенные барыши и сами распоряжаться деньгами.

2) Компании должны привязать процент дивидендных выплат к итогам деятельности. В случае если же управление принимает ответ о выкупе акций с рынка, то они должны доказать, что акции являются недооцененными.

3) Нужно на законодательном уровне повысить уровень барышов, вероятно до 2/3 от прибыли. Кому-то покажется, что ответ через чур радикально, но средний показатель с 1936 года составлял 52%, а за 20-летний период – 46%. Повышение выплат до 50% дало бы инвесторам $207 млрд свободных денег.

Компании вправду получают столько, сколько ни при каких обстоятельствах не получали. И если они начнут делиться с акционерами щедрее, то новая волна экономического бума неизбежна. Вопрос в том, как их вдохновить это делать, раз уж они разучились инвестировать сами (да и на собственную капитализацию корпорации обращают меньше внимания).

Но, еще раз отыскав в памяти пример Японии возможно заявить, что не все так не хорошо. Но самое печальное во всей данной истории то, что

Сергей Вавилов, по данным WSJ

Увлекательные записи

Мы подобрали для вас релевантные статьи:

Большая часть топ-коррупционеров сохраняют награбленные активы наличными, — Соболев


Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.